Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

В Армении бродит призрак “1 марта”

Исполнилась 5 годовщина трагических событий 1-2 марта 2008 года. Тогда в центре Еревана в результате столкновения оппозиции и полицейских сил погибло 10 человек, а сотни получили ранения. Многие сторонники оппозиции были подвергнуты преследованиям или упрятаны за решетку. Это случилось после того, как несогласные с официальными результатами выборов сторонники Левона Тер-Петросяна начали уличные круглосуточные митинги. Многие расценили это возрождением политики в Армении после “гробовой тишины” эпохи президентства Роберта Кочаряна (1998-2008 гг.).

Трагедия 1 марта была одной из самых кошмарных моментов в истории независимой Армении. После этого в лексикон простых граждан вошли такие термины, как “первомартовская трагедия”, “расстрел 1 марта”, “кровавая ночь марта” и так далее. Страна пережила потрясение. Поствыборные политические процессы приросли в кровавую гремучую смесь. Развитие государства во всех отношениях была отброшена назад как минимум на одно десятилетие. Сначала митинговые процессы, последовавшие после выборов президента 2008 года, считались шансом для развития политической системы страны. Однако после обострения ситуации, гибели граждан и введения чрезвычайного положения в Ереване, это стала “затерянной весной Армении”.

После кошмарных дней начала марта, когда 10 семьей потеряли своих сыновей, отцов и внуков, многие вопросы остаются открытыми. Расследование событий еще не выявила истинных виновников гибели 10 человек. Временная парламентская комиссия по 1 марту, хотя и составила довольно толстый отчет, однако там нет главного – кто виноват? В отчете также не говорится, как в будущем предотвратить подобную трагедию, если страна встанет перед фактом внутриполитических потрясений. Поэтому многие эксперты и оппозиционные политики расценили расследование событий 1 марта 2008 года “театром”, а отчет парламентской комиссии “всего лишь испорченной готской бумаг”.

Первомартовская трагедия была тяжелым наследством экс-президента Роберта Кочаряна, который он оставил действующим властям и лично президенту Сержу Саргсяну. Больше трех лет власти корчились под этой ношей. Нужно было отбиваться от обвинений внутри станы и отчитываться, договариваться с “друзьями” из Европы. Политическое поле было разделено на черное и белое. “Кто не за власть, тот против нее”, - многие думали именно так. Ненависть, как раковая опухоль пронзила общественную ткань, она стала политической категорией. Если кто-то, тогда произносил слово “власть” и за этим не последоваль ругань, его могли назвать “предателем”. Власть и все что ассоциировалось с ней, воспринималось как чужое – вражеское.

До сих пор “1 марта” стало своеобразной красной линией, которая независимо от уровня искаженности политического поля, может четко разделить всех на противоположные лагеря исходя из их позиции по этой трагедии. Спустя 5 лет Армения провела новые президентские выборы. Страна сдала экзамен на прочность после провала 2008 года. Снова не согласная с итогами выборов оппозиция характеризовала выборы, как сфальсифицированные и вывела народ на улицы. В отличие от событий 2008 года, сейчас риторика оппозиции гораздо мягче. Не звучат призывы свергнуть власть, забаррикадироваться или готовиться к худшему. Однако и сейчас всех волнует один вопрос, что будет на этот раз? По официальным данным занявший второе место в выборах лидер оппозиции Раффи Ованнисян (37% голосов) пойдет на конфронтацию или все же митинговая активность постепенно сойдет на нет?

Между тем, как СМИ, политики и общественные деятели обсуждают, порой спекулируют темой “1 марта”, родные и близкие погибших в ту злополучную ночь скорбят. Они простые люди, их интересуют не громогласные слова о том, что “ваши дети погибли за свободу”, а справедливость – наказание виновных. Для них нет никого утешения за 5 лет скорби и печали. Сейчас площадь имени советского революционера Александра Мясникяна в центре Еревана (там стоит и памятник Мянсникяну), где произошла трагедия, для многих граждан стала местом скорби. Первый день весны граждане, политические силы (кроме властных партий) приходят сюда и вложат цветы к памятнику. Теперь памятник революционеру для многих символизирует события 1 марта.

На площади Мянсникяна довольно тяжелая беседа состоялась между нами и одной из родителей жертв. Женщина в возрасте больше 40 лет, положила цветы к памятнику, как к могиле сына и начала плакать. Она была вся в черном. Когда мы попытались начать беседу с ней, сообщив, что готовится материал по событиям “1 марта”, со слезами на глазах она ответила: “А что это вернет моего сына”. Разговор был коротким. “Мне интересует только одно, чтобы виновники гибели моего сына понесли достойное наказание. Моего сына убили, а убийцы на свободе”, - подчеркнула она.

Власти же умалчивают трагедию 1 марта, как могут. На вопросы отвечают очень скудно, часто ссылаясь на безрезультатный процесс расследования. “Страница 1 марта закрыта”, - часто говорится из разных инстанций власти. Позиция власти – не говорить о проблеме, чтобы все само собой рассосалось. “Однако не говорить о проблеме, это еще не значит, что проблема перестанет существовать. Пока убийцы не пойманы, призрак “1 марта” будет преследовать власть”, - считают оппоненты руководства.

И так после трагедии прошли 5 лет. Извлечены ли уроки из прошлого, есть ли в обществе заряд повторения подобной трагедии, нашли ли свой ответ все вопросы, связанные с этой трагедией, могут ли семьи 10 погибших граждан хоть как-то утешить себя, что виновники выявлены и осуждены? Все это вопросы, которые нуждаются в ответе. Призрак “1 марта” бродит по стране, недовольство растет. На сегодняшний день ясно точно одно – 10 жертв, 5 лет и 0 наказанных.

Я все сказал

Айк ГеворкянВ Армении 3 февраля был арестован журналист оппозиционной газеты “Айкакан Жаманак” Айк Геворкян. Ему инкриминировано преступление по двум статьям Уголовного кодекса Армении – 1-ой части 242-ой статьи УК (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, причинившее по неосторожности тяжкий или средней тяжести вред здоровью человека) и статье 242 (оставление места дорожно-транспортного происшествия). Геворкян сейчас содержится в УИУ Нубарашен.

После того как СМИ обрушился критикой на Полицию по поводу  сфабрикованности обвинений, полиция решила выступить с разъяснениями и провела пресс-конференцию в тот же день. В целом пресс-конференцией это не назовешь, так как журналистам не позволили задавать вопросы, “исходя из конфиденциальности предварительного следствия” (да, поймали преступника века). Указанное же мероприятие, где сотрудник главного следственного управления просто зачитал заранее подготовленный текст, лишь усилило имеющиеся подозрения на счет сфабрикованности дела.

“Пресс-конференция” больше напоминала театр одного актера (в данном случае сотрудника Полиции) и плохого режиссера, где поневоле аудиторией стали журналисты, которые хотели задавать вопросы по поводу. Теперь что касается самого уголовного дела. Как утверждает полиция, Айк Геворкян 13 января совершил наезд на какого-то гражданина (некто Франгулян), вышел из авто, угрожал позвонить в полицию, оскорбил потерпевшего и покинул место происшествия. После уже было возбуждено уголовное дело, полицейские не смогли найти подозреваемого Геворкяна – “преступника века”, и по санкции суда 23 января объявили его в розыск (хорошо, что дело до Интерпола не дошло).

В то время как сотрудники нашей доблестной Полиции порядка 10 суток, искали разыскиваемого “преступника века”, сам он в это время продолжал работу в обычном режиме. Участвовал в пресс-конференциях, бывал офисе газеты, который расположен рядом с отделением полиции, освещал акции протеста перед зданием правительства, где обычно, в такие дни, стоит наряд полиции, и сотрудники охраны правопорядка Айка не заметили. И только по счастливой случайности 3 января Айк был “обнаружен”, арестован и доставлен в полицейское отделение.

Начальник Полиции Армении Владимир Гаспарян Теперь, несколько вопросов – это как, получается, Айка арестовали только 3 января – спустя 10 суток после объявления его в розыск? Как может человек, который совершил преступление, выйти из авто, пригрозить позвонить в полицию, спорить с потерпевшим, а потом удалиться? Может после таких заведомо бредовых (извините за грубость) обвинений и 10-дневных “поисков”, которые свидетельствуют о недееспособности полиции, эту структуру вообще расформировать? И как можно после этого выступить с громогласными заявлениями – “делается все, чтобы восстановить доверие граждан по отношению к полиции…”

Указанные действие именно являются лакмусовой бумагой степени беспристрастности Полиции. Именно такие дела определяют – на самом деле есть у нас полиция или эта кантора служит только власти. Именно поэтому до сих пор наши граждане не желают иметь дело с полицией, сотрудничать с этой организацией. Арестом Айка Геворкяна был нанесен удар не по журналистам, не по газете “Айкакан Жаманак”, именно по рейтингу правоохранительной системы в целом. Поверьте, рейтинг Полиции, извиняюсь за выражение, сейчас упал ниже плинтуса. Отмечу, что автор этих строк, не сторонник также заявлений редактора отмеченной газеты о том, что “кто-то был под дозой, когда дал приказ об аресте Айка Геворкяна”. Не люблю передергивать.  

Однако речь не только о полиции. Речь идет о стране в целом, поскольку эта структура является лицом государства, как внутри, так и за рубежом. Полиция должна быть гарантом защиты прав человека в стране. Такими действиями, к сожалению, попирается и имидж страны, поскольку все МЕДИА поле Армении уже два дня бурлит сообщениями – “В Армении арестовали журналиста оппозиционной газеты”. И впредь, господа чиновники режима власти, когда будете говорить о реформах, подумайте сначала хорошенько – стоит ли (?), а уже потом … слова …  Ибо сейчас ВАШИ ДЕЛА кричат так ГРОМКО, что не слышно вашего голоса.  Я все сказал...