mgdesyan09 (mgdesyan09) wrote,
mgdesyan09
mgdesyan09

Categories:

В Армении бродит призрак “1 марта”

Исполнилась 5 годовщина трагических событий 1-2 марта 2008 года. Тогда в центре Еревана в результате столкновения оппозиции и полицейских сил погибло 10 человек, а сотни получили ранения. Многие сторонники оппозиции были подвергнуты преследованиям или упрятаны за решетку. Это случилось после того, как несогласные с официальными результатами выборов сторонники Левона Тер-Петросяна начали уличные круглосуточные митинги. Многие расценили это возрождением политики в Армении после “гробовой тишины” эпохи президентства Роберта Кочаряна (1998-2008 гг.).

Трагедия 1 марта была одной из самых кошмарных моментов в истории независимой Армении. После этого в лексикон простых граждан вошли такие термины, как “первомартовская трагедия”, “расстрел 1 марта”, “кровавая ночь марта” и так далее. Страна пережила потрясение. Поствыборные политические процессы приросли в кровавую гремучую смесь. Развитие государства во всех отношениях была отброшена назад как минимум на одно десятилетие. Сначала митинговые процессы, последовавшие после выборов президента 2008 года, считались шансом для развития политической системы страны. Однако после обострения ситуации, гибели граждан и введения чрезвычайного положения в Ереване, это стала “затерянной весной Армении”.

После кошмарных дней начала марта, когда 10 семьей потеряли своих сыновей, отцов и внуков, многие вопросы остаются открытыми. Расследование событий еще не выявила истинных виновников гибели 10 человек. Временная парламентская комиссия по 1 марту, хотя и составила довольно толстый отчет, однако там нет главного – кто виноват? В отчете также не говорится, как в будущем предотвратить подобную трагедию, если страна встанет перед фактом внутриполитических потрясений. Поэтому многие эксперты и оппозиционные политики расценили расследование событий 1 марта 2008 года “театром”, а отчет парламентской комиссии “всего лишь испорченной готской бумаг”.

Первомартовская трагедия была тяжелым наследством экс-президента Роберта Кочаряна, который он оставил действующим властям и лично президенту Сержу Саргсяну. Больше трех лет власти корчились под этой ношей. Нужно было отбиваться от обвинений внутри станы и отчитываться, договариваться с “друзьями” из Европы. Политическое поле было разделено на черное и белое. “Кто не за власть, тот против нее”, - многие думали именно так. Ненависть, как раковая опухоль пронзила общественную ткань, она стала политической категорией. Если кто-то, тогда произносил слово “власть” и за этим не последоваль ругань, его могли назвать “предателем”. Власть и все что ассоциировалось с ней, воспринималось как чужое – вражеское.

До сих пор “1 марта” стало своеобразной красной линией, которая независимо от уровня искаженности политического поля, может четко разделить всех на противоположные лагеря исходя из их позиции по этой трагедии. Спустя 5 лет Армения провела новые президентские выборы. Страна сдала экзамен на прочность после провала 2008 года. Снова не согласная с итогами выборов оппозиция характеризовала выборы, как сфальсифицированные и вывела народ на улицы. В отличие от событий 2008 года, сейчас риторика оппозиции гораздо мягче. Не звучат призывы свергнуть власть, забаррикадироваться или готовиться к худшему. Однако и сейчас всех волнует один вопрос, что будет на этот раз? По официальным данным занявший второе место в выборах лидер оппозиции Раффи Ованнисян (37% голосов) пойдет на конфронтацию или все же митинговая активность постепенно сойдет на нет?

Между тем, как СМИ, политики и общественные деятели обсуждают, порой спекулируют темой “1 марта”, родные и близкие погибших в ту злополучную ночь скорбят. Они простые люди, их интересуют не громогласные слова о том, что “ваши дети погибли за свободу”, а справедливость – наказание виновных. Для них нет никого утешения за 5 лет скорби и печали. Сейчас площадь имени советского революционера Александра Мясникяна в центре Еревана (там стоит и памятник Мянсникяну), где произошла трагедия, для многих граждан стала местом скорби. Первый день весны граждане, политические силы (кроме властных партий) приходят сюда и вложат цветы к памятнику. Теперь памятник революционеру для многих символизирует события 1 марта.

На площади Мянсникяна довольно тяжелая беседа состоялась между нами и одной из родителей жертв. Женщина в возрасте больше 40 лет, положила цветы к памятнику, как к могиле сына и начала плакать. Она была вся в черном. Когда мы попытались начать беседу с ней, сообщив, что готовится материал по событиям “1 марта”, со слезами на глазах она ответила: “А что это вернет моего сына”. Разговор был коротким. “Мне интересует только одно, чтобы виновники гибели моего сына понесли достойное наказание. Моего сына убили, а убийцы на свободе”, - подчеркнула она.

Власти же умалчивают трагедию 1 марта, как могут. На вопросы отвечают очень скудно, часто ссылаясь на безрезультатный процесс расследования. “Страница 1 марта закрыта”, - часто говорится из разных инстанций власти. Позиция власти – не говорить о проблеме, чтобы все само собой рассосалось. “Однако не говорить о проблеме, это еще не значит, что проблема перестанет существовать. Пока убийцы не пойманы, призрак “1 марта” будет преследовать власть”, - считают оппоненты руководства.

И так после трагедии прошли 5 лет. Извлечены ли уроки из прошлого, есть ли в обществе заряд повторения подобной трагедии, нашли ли свой ответ все вопросы, связанные с этой трагедией, могут ли семьи 10 погибших граждан хоть как-то утешить себя, что виновники выявлены и осуждены? Все это вопросы, которые нуждаются в ответе. Призрак “1 марта” бродит по стране, недовольство растет. На сегодняшний день ясно точно одно – 10 жертв, 5 лет и 0 наказанных.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments