August 1st, 2011

Nabucco и “Южный поток” сбалансируют друга до потери их актуальности?

В последнее время Евросоюз опять активизировал свою энергетическую политику на постсоветском пространстве, особенно в странах, богатых углеводородами.

Азербайджанское агентство Trend со ссылкой на представителя еврокомиссара по энергетике Марлен Холцнер (Marlene Holzner) сообщает, что Европейский Союз намерен достичь договоренности с Азербайджаном и Туркменистаном по проектируемым маршрутам транспортировки газа. Издание также сообщает, что начало переговоров по этому вопросу запланировано в сентябре. “Их целью является возможность достижения договоренности между Азербайджаном, Туркменией и ЕС по газу, и по тому, как он будет транспортироваться из Туркмении через Азербайджан дальше в Европу", - сказала Холцнер.

В случае удачного завершения переговоров ЕС с Азербайджаном и Туркменией этот маршрут поставки голубого топлива будет еще одним серьезным достижением на пути реализации проекта Nabucco. Европа сотрудничает с указанными странами в рамках проекта “Южный коридор”, куда входят такие амбициозные энергетические проекты, как газопровод Nabucco, Трансадриатический газопровод (TAP), "Белый поток", ITGI (газопровод Турция-Греция-Италия).

Роль Туркмении в вопросе реализации проекта Nabucco возросла в результате повышения мощности планируемого газопровода - 31 мрлд кубометров, что более чем в три раза превышает объем потенциальных поставок из Азербайджана. Изначальный план проекта предусматривал поставки в Европу газовых ресурсов и из Ирана. Но в связи с конфликтом вокруг иранской ядерной программы он изменен таким образом, чтобы была возможность поставлять газ лишь из Туркмении и Азербайджана.

Несмотря на определенную экономическую нецелесообразность в политическом плане важность проекта Nabucco для Европы становится ясной при изучении “карты” энергического сотрудничества России и ЕС. По официальным данным, ЕС импортирует около 60% потребляемого газа и самым важным поставщиком является Россия, обеспечивающая примерно четверть объема потребностей Европы.

Но среди стран Европы степень зависимости от российского газа сильно колеблется. Например, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва получают от России все 100% своего газа и еще четыре страны ЕС – не менее 70%. Уязвимость указанных стран в плане энергопоставок из России проявилась в 2009 году, когда газовый конфликт между Украиной и Россией привел к срыву европейских поставок.

Старт строительства газопровода Nabucco несколько раз откладывался (изначально было запланировано начать реализацию проекта в 2010 году). Параллельно Россия ведет работы по строительству газопровода “Северный поток” и предпринимает определенные шаги по реализации проекта “Южный поток”. В отличие от “Северного потока” в последнее время возникло множество сложностей с реализацией проекта “Южный поток”, который призван составить конкуренцию Nabucco и даже вовсе свести на нет его любую целесообразность. При изучении маршрутов и трудностей с прокладкой трубопроводов (оба проекта будут стоить колоссальных средств, и вопрос возврата средств остается открытым) не сложно догадаться, что и Nabucco и “Южный поток” носят сугубо политический характер.

На реализацию проекта Nabucco предусмотрено направить порядка 7,9 млрд евро, а “Южный поток” обойдется России почти вдвое больше – 15,5 млрд евро. В то время как по расчетам экспертов прокладка третьей ветки "Северного потока" может обойтись России не больше 3-4 млрд евро и, газ, поставляемый в Германию, может транспортироваться в южноевропейские страны по внутренней сети Старого света.

Следует отметить, что “Северный поток” принципиально новый маршрут экспорта российского газа в Европу. Целевыми рынками поставок по “Северному потоку” являются Германия, Великобритания, Нидерланды, Франция, Дания и другие страны. Согласно прогнозам, импорт газа в страны Европейского Союза возрастет в ближайшее десятилетие примерно на 200 млрд куб. м., или более чем на 50%.

Несмотря на политический характер проекта Nabucco и его экономическую нецелесообразность, сложность рельефа Южного Кавказа для реализации таких масштабных проектов и наличие неурегулированного нагорно-карабахского конфликта, ясно одно, Европа решительна в вопросе диверсификации энергетических маршрутов и снижении зависимости от России в этом вопросе. На данный момент идет политическая конкуренция между еще нереализованными проектами Nabucco и “Южный поток”, перспективы которой пока не очевидны, так как, не известно на самом деле, когда и каким образом они будут реализованы.

Кремль из-за разногласий с Турцией и напряженности в отношениях с итальянским нефтегазовым концерном ENI вероятно, отложит на неопределенное время реализацию проекта "Южный поток", но не откажется от него окончательно, пока существует вероятность прокладки трубопровода Nabucco.

Россия с одной стороны будет держать проект “Южный поток” наготове в качестве сдерживающего фактора Nabucco, а с другой стороны активными темпами продолжать строительство трубопровода “Северный поток”. В настоящий момент в результате задержки реализации проектов Nabucco и “Южный поток” выигрывает “Северный поток”, так как его строительство началось уже в апреле 2010 года и текущем году планируется завершить первую линию газопровода. Nabucco и “Южный поток” балансируют друг друга на уровне проектов, затягивая реализацию как европейской, так и российской трубы. Не исключено, что они сбалансируют друг друга до ликвидации актуальности реализации обеих проектов. Тем более, что Туркмения, плюнув на все эти гэоэкономические игры, может и вовсе в полную обернуться в сторону Китая и увеличить экспортные возможности в Поднебесную с существующих 40 млрд куб.м. до 70.

Когда произойдет “углеводородное отторжение” Европы от России – вопрос времени, так как в стратегическом плане ЕС решил идти по этому пути, тем более что относительно новые челны Союза (Польша, страны Прибалтики) активно лоббируют в Евросоюзе идею блокирования газовой экспансии России в Европе. В любом случае эта ситуация способствует укреплению позиций Турции и Туркмении в торге за поставки и транспортировку энергоносителей, поскольку оба проекта нацелены на туркменский газ и транзитную территорию Турции. В результате Анкара кроме таких ключевых морских проливов, как Босфор и Дарданеллы, будет контролировать два крупнейшие “газовые аорты” Европы. Эта ситуация точностью размещается в известной теории европейских классиков – не имеет значение какими природными ресурсами обладает страна, важно какие пути она контролирует.

Аршалуйс Мгдесян